Главная » О Доминикане » Блог о Доминикане » Остров Эспаньола — родина пиратских романов. Часть 2

Остров Эспаньола — родина пиратских романов. Часть 2

    Почему Дюма не писал о пиратах?

    Может показаться странным, что тему карибских пиратов не использовал такой мэтр авантюрного жанра, как Александр Дюма. Не обладая глубокими знаниями, в общем-то, ни в чем, Дюма использовал как основу для своих произведений сведения из попавшихся ему под руку, и показавшихся интересными, чужих книг. Он почти наверняка был знаком с книгой Александра Оливье Эсквемелина «Американские морские разбойники».

    Тогда почему же Дюма, возглавлявший коллектив «литературных негров», и подписавший своим именем более 600 произведений, не сочинил еще с десяток книг о карибских пиратах?

    Ведь так просто сочинить историю, как пираты, зажав в зубах абордажные сабли, лезут на борт испанского галеона. Захватив корабль, всех, кроме юной красотки-графини и пяти-шести молоденьких служанок – выбрасывают за борт. Найденное золото и бриллианты, чтобы потом поделить, складывают в обычную пиратскую тару – опустевшую бочку из-под рома.

    Но пока подвыпившие разбойники спят, капитан – вообще-то он виконт, лишенный наследства - вместе с внезапно влюбившейся в него юной графиней, закапывает добычу на небольшом острове. И рисует карту на шелковой подкладке камзола. Оба влюблены и счастливы: безбедное будущее на солнечных Карибах им обеспечено…

    Однако, красотка выглядит чересчур привлекательной, и капитан, защищая ее от посягательств, перестрелял требующую равноправия команду. Правда, и сам потом истек кровью от полученной раны…

    Допив пресную воду, имевшуюся на корабле, юная графиня, которая уже носит под сердцем сына капитана, в отчаянии намерена броситься в волны. Но не успевает: старый граф, ее отец, случайно проплывавший мимо, находит умирающую дочь на полузатонувшем корабле.

    Так что в самый последний момент у графа появляется внучка. На Эспаньолу он приплывет уже с наследницей, завернутой в пеленку из подкладки от капитанского камзола. Где нарисована карта. Правда, граф не знает про бочку с сокровищами. Но если бы и знал, он даже не представляет, где может быть остров с сокровищами. Не знаем и мы. Так что еще один пиратский клад так пока и не найден…

    А с другой стороны, здешние пейзажи как будто специально созданы для Дюма, написавшего многие тома путевых заметок. Сам он не бывал на Карибах. Но ведь такому мастеру несложно написать, например, о стройных пальмах, на солнечных берегах тихой лагуны, обмакивающих изумрудные косы в бирюзовую воду. И само собой - о красотке, соблазнительно раскинувшейся на коралловом песке безлюдного пляжа, в ожидании Его…

    Далее можно пропустить страниц 200-300 – они только для женщин - и перейти к главному. Оказывается, эта чаровница – внучка той самой, пиратской красотки, а карта, служившая пеленкой для ее мамочки, хоть и с некоторыми естественными ошибками, все-таки читается и сейчас. Вместе с любимым – виконтом, конечно - внучка графини отправляется на поиски. И вот, бочка с бриллиантами найдена, то есть, их безбедное будущее на солнечных Карибах обеспечено…

    Такое событие полагается отметить, тем более, что в бочке есть немного уже выдержанного рома. Графиня-внучка вообще-то ром не пьет, но из вежливости пару раз пригубляет чашу, вырубленную виконтом из половинки кокосового ореха. Туда вмещается примерно пол-литра … Ну, а дальше опять только для женщин…

    Казалось бы, кому, как не Дюма, писать о таких приключениях? Конечно, он был сугубо сухопутным человеком, и в его книгах все эти стеньги и брамсели смотрелись бы, как коровье седло. И потом: романы Дюма отличает редкостное скопление графов и маркизов в одном месте. В ту пору такое скопище тут, на Карибах, было бы маловероятно. Дюма знал здесь лишь одного маркиза – собственного деда – да и тот был редкостным негодяем…

    Карибские корни Дюма

    Да, фамилия Дюма берет начало как раз здесь, на Эспаньоле. Его предками были француз, маркиз Дави де ля Пайетри, служивший в Сан-Доминго, как назывался тогда остров, и купленная им черная рабыня Мария-Сессета. Мария-Сессета убирала в доме, стирала и шила, ходила на рынок и готовила, в общем - служила женой. Между прочими делами родила четверых детей. Фамилия Дюма принадлежит как раз ей, что означает «домашняя».

    Собравшись вернуться на родину, практичный француз продал Марию-Сессету и детей. Он возвратился в Париж, и женился там на экономке. Но с годами, осознав, что других детей у него уже не будет, он выкупил старшего сына и усыновил его.

    Дальнейшая судьба карибской родни писателя неизвестна, а вот подросший Тома-Александр – отец будущего писателя – записался в драгуны уже под фамилией Дюма. При Наполеоне, который и сам был редкостным прохиндеем, привечавшим, как и наш царь Петр, разного рода проходимцев, этот Дюма дослужился даже до генеральского чина.

    Во время палестинской авантюры Наполеона, Дюма-дед попал в плен, там сильно заболел, а когда освободился – ставший императором Бонапарт даже видеть его не пожелал. Так что умер генерал в полной нищете.

    Поэтому будущий писатель, как и его любимый персонаж - д'Артаньян, прибыл в Париж с 20 франками в кармане. Правда, там он неплохо устроился: по протекции и благодаря красивому почерку стал клерком у герцога Орлеанского, впоследствии короля Франции.

    Но заработка молодому человеку не хватало. Дюма, внезапно полюбивший театр и актрис, понял: писание пьес и есть то дело, где можно подзаработать. Хотя поначалу это дело не пошло: Дюма был романтиком по жизни и стилю письма, а тогда в моде был классицизм. И только скрестив эти два направления в пьесе "Генрих III и его королевский двор", Дюма поймал удачу сразу двумя руками. Он быстро стал знаменитым автором такого рода пьес, и наводнил своими творениями парижские театры.

    Тогда Дюма переключился на газеты, где отдельными главами-фельетонами стали печататься его романы. Он до совершенства отработал стиль исторической фантазии, где благородный герой, исполняя свой долг, идет к цели, несмотря на препоны. А по пути находит, а затем теряет возвышенную любовь. Лучшие романы старшего Александра Дюма написаны как раз в эту пору. Но все они обращены в прошлое. Он не писал о современности – знал, что в тогдашней Франции благородный герой будет выглядеть неправдоподобно, даже нелепо.

    Читайте также: Остров Эспаньола — родина пиратских романов

    Так вот почему он не писал и о Карибах – ничего благородного и романтического, в понимании Дюма, там просто не могло быть! История с его предприимчивым дедом – печальная иллюстрация к этому предположению.

    Вернемся на Эспаньолу

    Ну, а нам ничто не препятствует вернуться на остров Эспаньола, чтобы опубликовать еще одну часть замечательного труда Александра Оливье Эсквемелина «Морские разбойники Америки».

    «…На нем много различных городов и прекрасных селений. Все они построены испанцами. Здешняя столица — город Санто-Доминго, и назван он так в честь святого Доминика.

    Город этот находится в южной части острова на 18°13' северной широты и лежит примерно в сорока милях от крайней оконечности восточного мыса — Пунта-дель-Эспада. Город обнесен каменной стеной, и в нем сильная крепость, господствующая над всей гаванью.

    Гавань эта превосходна: в ней могут найти пристанище множество кораблей и все они будут надежно защищены от любых ветров, кроме южного.

    Вокруг города прекрасные плантации, где произрастают разнообразные плоды — все, какие только могут встретиться в этих местах. В городе живет губернатор острова. Его называют здесь президентом. Отсюда снабжают всем необходимым остальные города и селения острова: ведь испанцы не торгуют больше ни в одной гавани, кроме этой. Большинство проживающих здесь людей купцы и лавочники.

    Город Сантьяго-де-лос-Кабальерос назван в честь святого Иакова. Он расположен в глубине острова близ 19° северной широты. Окружных стен у него нет. В нем живут охотники и плантаторы. Вокруг города расстилаются превосходные пастбища, где пасутся большие стада диких животных, так что в этих местах выделывают много кож хорошего качества.

    К югу от города Сантьяго находится необычайно живописное селение Эль-Котуи, или Нуэстра-Сеньора-де-Альта-Грасиа, что значит Высокая Милость Богоматери. Вокруг нее раскинулись прекрасные плантации, на которых возделывают большое количество какао или шоколада, имбирь, табак, а также добывают тальк.

    Читайте также: Как приготовить какао из Доминиканы?

    Испанцы, живущие в тех местах, ходят на своих каноэ на остров Савону ловить рыбу и морских черепах, которые вылезают на берег, чтобы откладывать яйца. Этот остров не достоин особого описания. На нем один песок да множество покхаутов. Испанцы в свое время свозили туда коров и быков, надеясь, что они размножатся, но после нападения каперов весь скот истреблен.

    К западу от города Санто-Доминго расположено другое большое селение, и оно называется Эль-Пуэбло-де-Ассо. Жители этого селения поддерживают оживленную торговлю с соседним поселением Сан-Хуан-де-Гоаве, расположенным в самом центре острова. Там много пастбищ, и захватывают они часть острова окружностью миль в двадцать, и пасется в тех местах множество диких коров и быков. В этих краях не встретишь ни одного человека, кроме бродячих пастухов и охотников.

    Большинство людей - смешанных кровей: одни — потомки негров и белых (их называют мулатами), другие — негров и индейцев (их называют алькатрасами). Немало там и других полукровок: ведь испанцы относятся ко всем небелым женщинам точно так же, как и к своим соотечественницам.

    Это селение поставляет большое количество сала и кож, там не занимаются ничем другим. Из-за частых засух обрабатывать тамошнюю землю бесполезно. Вот, собственно, и все, что находится в распоряжении испанцев, начиная от мыса Лобос, лежащего неподалеку от Сан-Хуан-де-Гоаве, до мыса Самана на северо-востоке и от Пунта-дель-Эспада до мыса Лобос. Остальная часть острова населена французами, которые промышляют лесом и работают на плантациях.

    На острове много хороших гаваней. Они встречаются начиная от мыса Лобос вплоть до мыса Тибурон, расположенного в западной части острова. Четыре или пять гаваней, пожалуй, самые лучшие в этих местах (они превосходят даже английские) и окружены плантациями, долинами и реками, в которых, наверно, самая лучшая вода на свете. Есть там и отличные отмели, и туда выходят черепахи класть яйца.

    От мыса Тибурон вплоть до мыса Донья Мария всего две гавани, а от мыса Донья Мария до мыса Сан-Николае (Ле-Моль-Сен-Никола) целых двенадцать прекрасных гаваней. В каждую из них впадает по две или три речки, богатые рыбой. В северной части острова тоже много различных городов и селений, но в свое время они были опустошены голландцами и испанцы покинули их навсегда…»

    Продолжение следует...

    Анатолий Николаев

     

    Понравился пост? Поделись с друзьями:

    Оставить комментарий